Вопрос о «женском священстве»




Скачать 304.48 Kb.
НазваниеВопрос о «женском священстве»
страница2/3
Дата16.09.2012
Размер304.48 Kb.
ТипДокументы
1   2   3
Ambros. Mediol. De parad. X.47).

Исходя из вышесказанного, можно с достаточной долей уверенности говорить о том, что мужчина и женщина равны в своей причастности к Богу, однако половой дуализм не является частью Божественного образа в смысле андрогинности, поэтому становится неотъемлемой частью человеческой жизни и подразумевает определенную иерархию, в которой женщина рассматривается как помощница мужчины, сотворенная из его плоти, получившая от него имя и наставления к жизни, первая совершившая первородный грех, наказанием за который будут муки рождения, а чадородие превратится в главное условие ее спасения.

Конкретно-историческим же следствием такой ситуации оказывается подчиненный статус женщины по отношению к мужчине, а ее положение рассматривается в контексте отношений с супругом, что видно по общеизвестным фрагментам из апостольских посланий. О повиновении жен мужьям говорил апостол Петр (1Петр. 3:1), уподобляя жен «немощнейшим сосудам» (1Петр. 3:7); апостол Павел писал в приводимом выше отрывке о необходимости женщинам покрывать во время молитвы голову в ознаменование власти над собою мужа (1Кор. 11: 5–16), молчать в собраниях и, если необходимо, спрашивать у мужей дома о том, что было неясно (1Кор. 14: 34-35)23, подчиняться мужьям в ознаменование союза Христа и Церкви (Еф. 5: 22–33), поскольку Ева была создана после Адама и первой была прельщена (1Тим. 2: 12–15).

Очевидно, нельзя понимать приводимые выше слова апостола Павла о том, что во Христе «нет мужеского пола, ни женского» (Гал. 3:28) как провозглашение полового равенства в земной жизни, о чем пишет и свт. Феофан Затворник, подчеркивая не упразднение полового различия, а особенность внутреннего устроения всех христиан, в отличие от других внешних людей: «Как совне люди имеют свой тип, отличающий их от всех других тварей, так христиане внутренно имеют один тип нравственно-религиозного строя, отличающий их от всех людей»24, далее он ссылается на слова блж. Иеронима, уподобляющего действие Св. Духа пламени, которое способно расплавить и слить воедино золото и серебро (Hieron. Comm. in Ep. ad Gal. 3:27–28). Недвусмысленно комментирует этот фрагмент и блж. Августин: «различие такое … уже отменяется и отменяется единством веры. Но различие это сохраняется в общении смертных, и даже апостолы учат, что его надо учитывать на этом жизненном пути» (August. Exp. Ep. ad Gal. 3:28). Не следует игнорировать и тот очевидный факт, что вышеприведенные слова апостола Павла относятся в первую очередь к Таинству Крещения (Гал. 3: 27), – через которое Божественная благодать, безусловно, одинаково действует как на мужчин, так и на женщин, – а не к богословским суждениям относительно мужской и женской природы.

Следующий вопрос о священническом служении сам по себе значителен и объемен, поэтому разобрать его подробно в рамках данной статьи невозможно. Следует лишь указать на некоторые моменты, связанные с заявленной проблемой. Очевидно, что речь идет не о «царственном священстве», которого удостаиваются все крещеные христиане (1Петр. 2:5,9), а об институциональном25. Ведь слова апостола Петра являются свидетельством непреходящей благодати, которой в равной степени удостаиваются и мужчины и женщины в Церкви, в силу чего, например, существует правило, допускающие в случае крайней необходимости, связанной с близкой кончиной крещаемого, совершения над ним Таинства Крещения мирянином любого пола26. «Царственное священство» не отменяет и не заменяет институциональное, существовавшее с ветхозаветных времен, исполнявшееся Мелхиседеком (Быт. 14:18–20), служение которого прообразует служение Христа (Евр. 5:10), Аароном и его сыновьями (Исх. 28:1), наконец всем коленом Левииным, взятым в удел для отправления служб при Скинии (Втор. 10:8; Числ. 3:4–13). Эта традиция не упраздняется Спасителем, который избирает, научает и оставляет в мире ближайших учеников для продолжения своего служения (Ин. 13:20, 17:9–19; Мф. 10:40, 28:18–20; Мк. 3:13; Лк. 10:16), а соответственно, – и его учениками, которые после гибели Иуды избрали по жребию в свое число Матфия (Деян. 1:23–26). В то же время устанавливается и форма поставления на церковное служение через возложение рук (Деян. 6:6, 13:1–3; 14:23; 1Тим. 4:14; 2Тим. 1:6). Из этих общеизвестных фактов очевидно, что исполнение священнических функций не давалось любому, кто принадлежал к числу верующих, а предоставлялось особо избранным людям. Более того, в Ветхом Завете любой посторонний, приступивший к жертвеннику, карался смертью (Числ. 18:4–7; Исх. 19:21–22). Этот исключительный статус священнослужителей не вызывал в священной и церковной истории массовое недовольство мирян, как мужчин, так и женщин, поскольку являлся не показателем какого-то сущностного превосходства одних над другими (в конечном счете, даже не каждый мужчина может быть священником), а являлся в своем роде свидетельством той же иерархичности, которая существует между мужчиной и женщиной. Эту мысль очень ярко выразил апостол Павел, сравнив церковное устроение с разными членами тела, каждый из которых выполняет свои функции: «И вы – тело Христово, а порознь – члены. И иных Бог поставил в Церкви, во-первых апостолами, во-вторых, пророками, в-третьих, учителями…» (1Кор. 12:27–28).

Само же противопоставление священника как «иконы Христа» («западный подход») и священника как предстоятеля общины, обращающегося от ее лица к Богу («византийский обряд»), несколько искусственно27, поскольку, как свидетельствует сам же еп. Каллист (Уэр), подлинный первосвященник и совершитель Таинств – Бог, а в разные моменты службы действия и молитвы священника могут быть по-разному интерпретированы и, в конечном счете, включают в себя и то и другое. С одной стороны, достаточно свидетельств, принимаемых восточной традицией, о том, что священник – «подражатель Христа»28. С другой – тайные молитвы священника в чинопоследованиях православной Литургии и католической мессы одинаково составлены от лица молящихся, а не от первого лица – Бога29. Трактовка действий священника во время богослужения в западной или восточной традициях – в данной ситуации только известный богословский вопрос разного понимания совершаемых Таинств. В противном случае, можно вывести курьезный тезис о невозможности женского священства в Католической Церкви, в которой священник – «икона Христа», и допустимости – в Православной. Однако данная дихотомия необходима сторонникам женского священства, поскольку из нее рождается новая искусственная проблема богословского значения «мужской природы Христа», которая в данной ситуации, естественно, не может играть никакой роли.

Полемизировать по поводу «иконности» или «неиконности» священника представляется нецелесообразным, поскольку это противопоставление в качестве софистического силлогизма искусственно навязывается современному церковному сознанию. Оно незаметно подменяет проблему иерархичности в половом дуализме и в различных церковных служениях, связанную с выделенностью священнического служения из общего числа «народа Божьего», проблемой абсолютного онтологического равенства полов и общедоступности священнослужения.

Естественно, что последним аргументом сторонников церковных нововведений будет требование пересмотреть церковную традицию, однако нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что ни в ветхо-, ни в новозаветной и последующей истории вплоть до наших дней никогда не существовало женщин-священниц30. Это не исключало выполнения женщинами других форм богоугодного служения. В Ветхом Завете известны пророчицы Мариам (Исх. 2:4,7–8, 15:20–21; Числ. 20:1), Девора, бывшая судьей Израиля (Суд. 4:4–9.31, 5), Олдама (4Цар. 22:14–20; 2Пар. 34:14–28), Анна, мать Самуила (1Цар. 1; 2:1–10), наконец Анна, дочь Фануила (Лк. 2:36–38). Приход Мессии означал исполнение пророчеств, и настоятельной необходимости в сохранении этого служения в Церкви не было, поэтому оно, хотя и сохранялось, однако постепенно шло на убыль – апостол Павел не отрицал пророчествование женщин при соблюдении определенных условий, когда говорил, что «всякая жена, молящаяся или пророчествующая с непокрытой головой, постыжает свою голову» (1Кор. 11:15; ср.: Деян. 21:9). В дальнейшем указания на женщин-пророчиц практически не встречаются, и это значит, что церковный организм уже не нуждался в сохранении утратившего свой первоначальный смысл служения31. В христианских общинах были и старицы, получавшие материальное вспомоществование, занимавшие почетное положение за благочестивую жизнь и преклонный возраст, они могли наставлять более молодых женщин (Тит. 2:3–5)32. Скорее всего, именно этот чин был запрещен известным 11 каноном Лаодикийского собора в IV в.33 Сходное положение занимали в Церкви и вдовы, возможно, в первые века существования Церкви составлявшие особую категорию, близкую к церковному клиру, но не идентичную с ним (Деян. 9: 36–43; 1Тим. 5: 3–16)34. Особым почтением пользовались девы, почитавшиеся не за конкретное служение, а за добровольно принятый на себя статус безбрачия (1Кор. 7:8, 34)35. Положение и служение стариц, вдов и дев со временем институционализировались в форме женского монашества.

Естественный интерес вызывает в наше время чин древних диаконисс, появившийся с целью обеспечить посредничество между мужским клиром и женской частью общин: они помогали при крещении женщин, присутствовали при их беседах со священниками, ухаживали за больными христианками, следили за порядком в храме на женской половине, могли выполнять поручения церковного характера36, однако собственно священнические функции и даже в полной мере диаконские они никогда не выполняли, поскольку не имели каких-то специальных функций за общественным богослужением37. И попытки возродить этот чин успехом так и не увенчались, несмотря на то, что никаких официальных церковных запретов служения диаконисс не существует38. И данный факт лишь подтверждает естественное развитие церковной традиции, не являющейся чем-то застывшим и омертвевшим: утратившие актуальность и настоятельную необходимость формы служений перестают существовать или трансформируются, и на их место приходит нечто новое.

На основании вышеизложенного, истоки проблемы «женского священства» следует искать не в Священном Писании или церковной традиции, а в активно развивающихся, в первую очередь, на Западе, идеях феминизма, который в XX веке не только пережил несколько стадий эволюции, а уже вступил в фазу «постфеминизма», критически пересматривающего основные постулаты гендерной теории. Развитие этих идей началось с требований женщин равных прав с мужчинами в разных (практически всех) сферах жизни общества. Главным тезисом сторонниц феминизма становится признание пола не естественной физиологической данностью, а социокультурным способом существования пола, для чего в оборот и вводится термин гендер. «Открытие» гендера повлекло за собой пересмотр с новых позиций ряда гуманитарных наук, а в конечном счете – всего исторического наследия человечества. Главной целью нового поколения женщин становится своеобразное выработка своего «языка» («женского письма», особого дискурса) – «преодоление пола», женской природы, являвшейся ранее неотъемлемой характеристикой женщин, выключенных из общественной и творческой жизни. Стремление женщин выполнять в обществе мужские функции дало основание для моделирования в будущем некоего «андрогинного общества», в котором социальные роли мужчины и женщины будут максимально приближены друг к другу, а естественное происхождение пола не будет иметь существенного значения39.

Сходного стремления пересмотреть статус женщины в современном обществе придерживается и Э.Бер-Сижель, утверждающая, что «материнство перестало быть для женщины судьбой … Теперь оно зависит от выбора. Оно является желаемым. Желаемым в тот момент, который кажется наиболее подходящим, с точки зрения решения, принятого партнерами вместе…»40 Соответственно, «если посмотреть на это (женственность и мужественность. – А.П.) с органической точки зрения, то непреодолимой границы между мужским и женским не существует … Поведение мужчин и женщин никогда не является простым отражением состояния их гормонов. Оно зависит от внешних причин… На протяжении своей личной, всегда уникальной истории … субъект приходит обычно к признанию своего пола … В каждом человеке можно различить несколько полов или, точнее, несколько уровней проявления половой принадлежности: анатомо-физиологический социальный, психологический…»41. Что это, как не попытка «православного» определения гендера?

В противовес андрогинному обществу Э.Бер-Сижель хочет видеть в будущем «евангельский образ нового человеческого общества … где, согласно чаяниям отца Тейяра де Шардена, “мужчина и женщина, благодаря общему духовному совершенствованию, достигнут свободной реализации взаимодополняющих возможностей”»42. Соответственно, слова апостола Павла о женщинах могут быть поняты лишь в контексте иудео-христианской исторической среды, то есть своего времени43. Чтобы приложить эти слова к современности, надо «актуализировать Писание»44, то есть интерпретировать и пересмотреть его в соответствующем духе «христианского феминизма»45. Надо сказать, что кардинальный пересмотр Священного Писания – логический завершающий шаг, которого Бер-Сижель не делает, хотя такого рода интерпретации в феминистской литературе и существуют46.

На основании вышесказанного в статье была предпринята попытка показать, что Священное Писание дает нам достаточно определенные сведения о иерархичности полов и особой выделенности священнического служения, хотя в истории Церкви имеются и вполне конкретные указания на невозможность женского священства. Свт. Епифаний Кипрский, обличая ересь коллиридиан, в которой обожествлялась Дева Мария, а служение ей осуществляли еретические священницы, свидетельствует, что «от века никогда не священнодействовала женщина, даже и сама Ева…», и ни в Ветхом, ни в Новом Завете об этом нет упоминаний. Даже диакониссам Церковь «никогда не повелевала … быть пресвитершами или священницами» (Epiph. Panar. 79.2–4). Свт. Иоанн Златоуст, толкуя Первое Послание апостола Павла к Тимофею (1Тим. 2: 12), восклицал: «…Закон Божественный удалил женщин от этого [священно]служения, а они стараются вторгнуться в него; но так как сами по себе не имеют власти, то делают все через других, и такую присваивают себе силу, что и избирают, и отвергают священников по своему произволу. Пословица: «с ног на голову» сбывается здесь на деле. Начальниками управляют подначальные, и пусть бы мужчины, но – те, которым не позволено и учить. Что говорю – учить? Им блаженный Павел запретил и говорить в церкви (1 Кор. 14: 34). Я слышал от одного человека, будто их допустили до такой дерзости, что они даже делают выговоры предстоятелям церквей и обращаются с ними суровее, нежели господа со своими слугами (Ioan. Chrysost. De sacerd. III.9)47. Тертуллиан писал, что «ни говорить в церкви, ни учить, ни помазывать, ни делать приношение, ни притязать какое-либо служение, исполняемое мужчинами, или на священнослужение, женщинам не дозволяется» (Tertull. De virg. vel. 9.1). «Постановления апостольские» подтверждают эти слова: «Господь Иисус, послав нас двенадцать учить народ и племена, никогда не посылал женщин на проповедь, хотя и не было в них недостатка (Const. Ap. III.6). Далее в них говорится о том, что ни женщина, ни кто-либо из мужчин-мирян без рукоположения епископа, не может совершать Крещение в качестве священнослужителя: «Если в предыдущем не позволили мы женщинам учить, то как позволит им кто, вопреки природе, священнодействовать?» (Const. Ap. III.9–10). В «Церковных правилах святых апостолов» встречаются слова, приписываемые св. апостолу Иоанну: «…Учитель, когда попросил хлеб и чашу и благословил их, говоря: «сие есть Тело Мое и Кровь Моя», не позволил женам быть вместе с нами» (Can. apost. eccl. 64)48. 70 Правило Шестого Вселенского собора повторяет слова апостола Павла о запрете говорить женщинам в храме во время Литургии. В свою очередь, 44 постановление Лаодикийского собора запрещало женщинам входить в алтарь, тогда как 69 правило Трулльского собора распространяло это требование на мирян вообще. Впрочем, запрет был связан с определенными периодами жизни женщин и, очевидно, уже в древности применительно к диакониссам и в современной церковной практике относительно монахинь оставался не абсолютным, хотя и не распространялся на всех женщин вообще49.

Подводя итог вышесказанному, можно с уверенностью констатировать, что в святоотеческой традиции нет определенных указаний антропологического, литургического или исторического характера, на основании которых можно было бы говорить о возможности введения в Православной Церкви женского священства. Данная проблема своими корнями уходит не в церковную традицию, а связана с развитием современных феминистских идей, преследующих разрушение полового дуализма и уравнивание социальных ролей мужчины и женщины, что уже катастрофически отражается на состоянии современной семьи. В святоотеческой традиции данный вопрос не только не обсуждался, но не мог быть и сформулированным, однако сторонниками феминизма он, к сожалению, не будет снят в ближайшем будущем с повестки дня в связи с возникновением и активным развитием женского священства в протестантских конфессиях, а в России его острота будет зависеть от специфики включения страны в общеевропейские и общемировые процессы.



1
1   2   3

Похожие:

Вопрос о «женском священстве» iconВопрос №1 приложения к письму арб
Положение Банка России №262-П) в части необходимости получения согласия физических лиц на включение сведений о них в анкету клиента...
Вопрос о «женском священстве» iconВопрос №1. Системный подход к проектированию программного обеспечения
Вопрос №2 Методы проектирования программного обеспечения (программных продуктов) 4
Вопрос о «женском священстве» iconМатериальная ответственность сторон трудового договора
Однако даже если учреждение никак не урегулирует вопрос собственной материальной ответственности перед работником, это вовсе не спасет...
Вопрос о «женском священстве» iconОборудование
За каждый верный ответ присуждается 1 балл. Если ни одна команда не смогла дать ответ на вопрос, право ответа переходит к болельщикам...
Вопрос о «женском священстве» iconИнтеллектуальная игра "сильное звено"
Правила игры: Подготовить столько вопросов сколько участников. Игроки, не знающие ответа на вопрос, не выбывают из игры. Если игрок...
Вопрос о «женском священстве» iconМаксим Сергеевич Жмакин Диагностика и быстрый ремонт неисправностей легкового автомобиля
Принимая решение о заведении гаража, необходимо ответить на вопрос, для чего он вам нужен. Вопрос, казалось бы, банальный, и на него...
Вопрос о «женском священстве» iconЛисте чиновник на вопрос о школе сделал такую запись: в селе имеется одна церковно- приходская школа, открытая в 1885 году, в деревянном здании, выстроенном
Муниципально-образовательное учреждение «Басинская средняя общеобразовательная школа» является одним из старейших учебных заведений...
Вопрос о «женском священстве» iconАнкета Вопрос

Вопрос о «женском священстве» iconМногие родители задают мне как психологу закономерный вопрос влияет ли телевидение на сознание ребенка?
Многие родители задают мне как психологу закономерный вопрос влияет ли телевидение на сознание ребенка? К сожалению, ответ неутешительный...
Вопрос о «женском священстве» iconАлексеев Е. В. и др. Что?
Данный вопрос, за неправильный ответ команда очков не получает
Разместите кнопку на своём сайте:
Руководства



База данных защищена авторским правом ©do.znate.ru 2012
При копировании укажите ссылку
обратиться к администрации
Руководства
Главная страница