Книга посвящена одной из наиболее фундаментальных проблем естествознания проблеме происхождения жизни и законам ее эволюции. Работа представляет собой изло­жение концепции,




НазваниеКнига посвящена одной из наиболее фундаментальных проблем естествознания проблеме происхождения жизни и законам ее эволюции. Работа представляет собой изло­жение концепции,
страница1/19
Дата26.08.2012
Размер3.64 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Л.68

Галимов Эрик Михайлович

Феномен жизни: между равновесием и нелинейностью. Происхождение и прин­ципы эволюции. М.: Едиториал УРСС, 2006. — 256 с.


Книга посвящена одной из наиболее фундаментальных проблем естествознания — проблеме происхождения жизни и законам ее эволюции. Работа представляет собой изло­жение концепции, разработанной автором, который исходит из того, что дарвинизм не дает исчерпывающего знания проблем эволюции, в частности, не помогает понять механизм зарождения жизни. Предлагается решение, основанное на нетрадиционном рассмотрении процесса производства упорядочения в рамках линейной неравновесной термодинамики. Сформулированная модель позволяет конкретизировать требования к содержанию хими­ческих форм начальной эволюции. В соответствии с ней не рибонуклеиновые кислоты (РНК) или полипептиды, как принято, а молекула аденозинтрифосфата (АТР) находится в истоке химического эволюционного процесса, приводящего к возникновению живого. Рассматриваются геологические условия первичного синтеза АТР на Земле, в том числе, возможность первичной восстановительной атмосферы. Доказывается, что наряду с из­вестными свойствами живых систем: открытостью, неравновесностью и стационарностью, свойства итеративности и линейности являются принципиально важными. Обсуждается в этой связи возникновение генетического кода. Излагаются вытекающие из концепции принципы биологической эволюции, которые предполагают заметное место в эволю­ции комбинаторного видообразования, горизонтального переноса генов. Анализируются с точки зрения предлагаемой концепции роль мутации, естественного отбора и другие аспекты эволюции. Книга включает физико-химическую, биологическую и геологическую аргументации авторской концепции, которые излагаются в форме, равнодоступной для специалистов каждой из этих областей.

Публикуется по решению Ученого Совета

Института геохимии и аналитической химии им. В. И. Вернадского РАН

Все права защищены. Никакая часть настоящей книги не может быть воспроизведена или передана в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, будь то электронные или механические, включая фотокопирование и запись на магнитны.* и.чпытрлг. п'пн ня тп нет письменного пязпсптсния влалсльнев.

   

Действительный член (академик) РАН по Отделению геологии, геофизики, геохимии и горных наук (1994), член Президиума РАН, заведующий лабораторией Института геохимии и аналитической химии им.Вернадского; родился 29 июля 1936 г. в г. Владивосток; окончил Московский институт нефтехимической и газовой промышленности в 1959 г.; главные направления научной деятельности: исследования в области органической геохимии, геохимии нефти и газа, геохимии стабильных изотопов; женат, имеет двоих детей.

Введение

К проблеме, которая стала темой настоящей работы, я воз­вращался не раз в течение ряда лет. Первые записки возникли еще в 70-е годы, в связи с исследованиями биологического фрак­ционирования изотопов. Неожиданное распределение изотопов в биомолекулах, отвечающее равновесному фракционированию, обнаруженное мною и моими сотрудниками в те годы, стало поводом для размышления над особенностями химии биологи­ческих систем. Некоторые соображения, касающиеся термоди­намики живого, я изложил в последней главе книги «Природа биологического фракционирования изотопов», вышедшей у нас в 1981 году (в США, Academic Press, 1984).

Многое, однако, что выходило за пределы темы той мо­нографии и не отвечало ее стилю, осталось в беспорядочных записках. Несколько лет тому назад, просматривая полузабытые файлы в своем компьютере, я наткнулся на эти записки. Пе­речитал. Снова отложил. Прошло еще время. Настал 1999 год, тревожный для меня. Современные методы диагностики согласо­ванно показывали, что дела нехороши и времени, судя по всему, оставалось у меня немного. Стал думать, что необходимо успеть сделать. Были незаконченные эксперименты. Подготовленные для публикации статьи. Другие начинания. Но неожиданно для себя я обнаружил, что не эти важные дела, а бессистемные мыс­ли, заключенные в тех записках, мне хотелось бы упорядочить и оставить. Предстояла тяжелая операция. Я взял с собой в боль­ницу эти несколько страниц. Вообще я любил быть в больницах. Тут хорошо думалось и работалось. Морально оправданное от­ключение от всех обязанностей. Тепло и сочувствие близких. Чувствуешь себя немного обманщиком. Думают, что ты страда­ешь, а на самом деле ты бодр и счастлив. Даже если физически не все очень комфортно, что-то болит, это терпимо. Я в боль­ницах создал свои, как мне кажется, наиболее интересные вещи.

3

Но в этот раз было не так. Мой гениальный хирург вырезал мне половину внутренностей. Я был опустошен в прямом и перенос­ном смысле. Восстановление шло трудно. Голова работала туго. Что-то воспринять и освоить я еще мог, но создавать — нет.

О чем собственно были записки? Это — размышления о сущ­ности и механизме эволюции. Сложное и высоко целесообразное строение и поведение живых существ, разительно отличающееся от строения и поведения вещества в неорганическом мире, по­рождает перед каждым вопрос: «как все это могло возникнуть?».

А. Ленинджер один из разделов своего фундаментального сочинения «Основы биохимии» (A. Lehninger. «Principles of Bio-geochemistry», Worth Publishers, Inc., 1982) назвал: «§3.11 Химиче­скую эволюцию можно воспроизвести в лабораторных условиях» (с. 73-75). К сожалению, это все еще далеко не так. В упомянутом разделе излагаются известные опыты С. Миллера и некоторые соображения о возможном синтезе органических молекул под влиянием разных форм энергии — тепла, света, рентгеновских лучей, искровых и тихих электрических разрядов, радиоактивно­сти и т. п.

Однако возможность абиогенного синтеза органических со­единений не вызывает сомнений по крайней мере с того времени, когда Фридрих Велер впервые в 1828 году синтезировал моче­вину и показал, что органические соединения не обязательно являются «органическими». Тот факт, что в метеоритах находят аминокислоты, гидрокси-кислоты и углеводороды, лишний раз свидетельствует о том, что доступность органических соедине­ний на примитивной Земле не была лимитирующим фактором химической эволюции.

Реконструкция биологической истории с момента появле­ния клетки (~ 3,5 млрд лет назад) при всех остающихся слож­ностях проблемы эволюции находится в пределах нашего пони­мания и применимости имеющихся инструментов исследования. Но часть истории, предшествующая возникновению простейше­го организма, т. е. моменту появления аппарата управляемого и воспроизводимого биосинтеза, находится под плотным по­кровом тайны. Опыт изучения современных живых организмов,

4

в том числе самых простейших, не указывает на биологические структуры, которые можно было бы уверенно рассматривать как рудименты предбиологической эволюции. Молекулярная биоло­гия и биохимическая логика бессильны преодолеть конфликт между необходимостью одновременно иметь фермент, управля­ющий синтезом информационной молекулы (ДНК или РНК) и сами эти молекулы, кодирующие синтез фермента, управля­ющий их синтезом. Для физики проблема живого есть нечто, находящееся в неудобном соотношении с ее основными зако­нами. Проблема усугубляется тем, что геологи и планетологи практически не имеют твердых фактов, касающихся обстанов­ки, существовавшей на ранней Земле. Практическая геология начинается с возраста пород 3,5-3,9 млрд лет, в то время как возраст Земли 4,56 млрд лет. На Земле отсутствуют материаль­ные свидетельства процессов, имевших место 500-700 млн лет ее начальной истории, если не считать отдельных зерен циркона, имеющих возраст 4,2 млрд лет и даже 4,4 млрд лет.

Наука и религия предлагают свои решения. Но поиск про­должается, ибо верующий хочет подкрепить свои убеждения научной логикой, а ученый — верой. Для меня, как ученого, исходной позицией является научная теория эволюции. Однако предлагаемое современным дарвинизмом объяснение эволюции посредством естественного отбора не вызывает удовлетворения. Теория естественного отбора не помогает понять, как возникла жизнь. Дарвинизм как бы предлагает хитроумный механизм, при помощи которого возникшая (каким-то образом?!) жизнь эволю­ционирует, несмотря на то, что слепые силы природы действуют в противоположном направлении.

Поскольку, как я уже упомянул, творческие мои усилия в больнице были непродуктивны, я решил расширить знания в области современных представлений об эволюции. Мне достали книгу Ричарда Доукинса «Blind Watchmaker» (Слепой часовщик). Это — ясная и увлекательно написанная книга. В ней излагается и защищается современная концепция дарвинизма. Но именно в силу ясности изложения делаются прозрачными неудовлетво­рительные стороны этой концепции. Я включил в круг чтения

5

статьи, имеющие отношение к этой проблеме, выписал несколь­ко книг, изданных в последнее время за рубежом. Наконец, я покинул больницу. Понятно, жизнь нахлынула на меня с нако­пившейся силой и вымела из головы плохо закрепленные и не от­вечавшие злобе дня мысли об эволюции. В числе прочего в ок­тябре меня ожидала поездка в США, в Денвер на заседание Ис­полнительного комитета Международной ассоциации геохимии и космохимии, вице-президентом которой я имел честь состоять. Одновременно там же проходило Ежегодное собрание Американ­ского геологического общества. Оно длится неделю. По существу, это Всеамериканский геологический конгресс, на котором бывает мало иностранцев. Зато состояние американской геологической науки можно увидеть во всей глубине и широком диапазоне. Много незаурядной молодежи, с амбициями. На Всемирные геологические конгрессы эти молодые люди в основном не попа­дают, просто в силу ограниченного представительства отдельных стран на международных форумах. Мне довелось быть на четырех или пяти собраниях Геологического общества Америки, и я всегда ощущал освежающее влияние научной атмосферы этих собраний.

В Денвере, на 16-й стрит (это полнолюдная красивая и ожи­вленная улица в самом центре) есть большой книжный магазин. В первый же день я забрел туда и обнаружил стенд с книгами по эволюции. С этого момента мой график стал чрезвычайно плотным. Я перемещался между конференц-холлом, где слушал доклады, которые выделил в программе, и магазином, где про­водил время за чтением. К счастью, от магазина до Conventional Center, где происходило собрание, было не более 5-7 минут хода. К счастью также, магазин был открыт с 9 утра до 11 вечера. И, наконец, еще к счастью, в магазине можно было расположиться за столом и работать с книгой как в библиотеке, что я и делал многими часами.

Через две недели после этого я оказался в Париже, где по­грузился в работу целиком. Благодаря моему другу, профессору Марку Жавуа, который пригласил меня в свою лабораторию в Ин­ституте физики Земли Парижского университета и профессору Клоду Аллегру, в то время Министру Франции, я в течение

6

последних двух лет несколько месяцев проводил в Париже. Там я имел возможность подолгу работать в библиотеках.

Специализированный журнал «Origin of Life and Evolution of Biosphere», публикующий статьи по проблеме происхождения жизни, во Франции получает единственная библиотека в городке Медон под Парижем. Медон раскинулся на высокой возвышен­ности. Внизу в дымке виден Париж. Здесь, на самой вершине расположена известная в мире астрономическая обсерватория. Библиотека тут же, рядом с куполами обсерватории. Какой-то глубокий смысл в том, что изучать происхождение жизни нужно здесь, где можно с одной точки смотреть в бездонное простран­ство звездных миров и видеть как на ладони прекрасный город, созданный и дышащий жизнью.

Проблема, за которую я взялся, и литература, связанная с ней, оказались огромны. Тридцать с лишним лет назад Ф. Крик отметил, что гипотез о происхождении жизни более, чем доста­точно. Нужны новые эксперименты и факты. Сегодня имеется огромное количество данных, относящихся к разным сторонам проблемы, начиная от фактов ранней истории Земли, космиче­ской органической химии и синтезов возможных предбиологи-ческих соединений и кончая тонкими деталями молекулярного строения биологических систем, расшифрованными геномами организмов и компьютерным моделированием. Но проблема про­исхождения жизни по-прежнему не решена. Если это не сделал великий Ф. Крик, несмотря на обилие новых фактов, значит, это­го сделать еще нельзя. Тем не менее, я уже не мог освободиться от занимавших меня мыслей, которые постепенно материализо­вались в виде этой книги.

Был еще один важный стимул. Мне довелось общаться с Александром Ивановичем Опариным в последние годы его жизни. Несмотря на преклонный возраст, он активно работал и живо интересовался всем, что имело отношение к проблеме за­рождения и эволюции жизни. Он написал глубокое предисловие к моей книге «Природа биологического фракционирования изо­топов». А. И. Опарин был лично знаком со многими геохимиками и говорил, что со стороны исторической геологии и геохимии он

7

ожидает существенный вклад в решение проблемы происхожде­ния жизни, может быть, более существенный, чем со стороны биологии. Это придало мне отваги.

Я благодарен многим, кто помогал мне, слушал меня и обсу­ждал эту работу. Книгу просмотрели в рукописи и сделали полез­ные замечания заведующий кафедрой химической энзимологии МГУ, профессор С.Д.Варфоломеев, член-корреспондент РАН Л. А. Грибов, доктор физ.-мат. наук, профессор Г. Г. Малинецкий, член-корреспондент РАН А. Ю. Розанов, доктор физ.-мат. наук, профессор Ю. Л. Климонтович, заведующий кафедрой биофизи­ки МГУ, член-корреспондент РАН А. Б. Рубин, доктор хим. наук В.Б.Поляков, доктор геол.-мин. наук, профессор А. А. Кадик, доктор филос. наук Ф.Т.Яншина, канд. биол. наук Л. А. Кодина. Я благодарен моим французским друзьям. Если бы не те дни, проведенные в парижских библиотеках, если бы не свобода, хоть не надолго, от моих обязанностей в Москве, я бы, наверное, не завершил эту работу. Посвящаю же я эту книгу двум за­мечательным русским хирургам: профессору Игорю Георгиевичу Русакову и доктору Борису Яковлевичу Алексееву, которые вер­нули меня к жизни и дали возможность думать о том, как она произошла и замечательно устроена.

Глава 1 В чем состоит проблема?

Начну с небольшого эссе о сущности и месте человеческого разума в эволюции биосферы, как это мне представляется.


§ I. Вхождение в антропогенный мир

В истории развития жизни на Земле время от времени на­ступали периоды стремительных качественных изменений, свя­занных с открытием принципиально новых эволюционных воз­можностей: самый древний переход от молекулярной формы организации к клеточной, затем возникновение клеточного ядра, т.е. обособление информационной структуры, первое обобще­ствление разных геномов и превращение первично независимых особей в органеллы одной клетки (пластиды и митохондрии), объединение клеток в многоклеточный организм, возникновение биомеханизмов (глаза, крылья, конечности), появление организ­мов с осмысленным поведением, наконец, появление человечес­кого разума.

Между отдельными эволюционными событиями проходи­ли иногда сотни миллионов лет. Эти гигантские промежутки времени были заполнены относительно медленным видоизмене­нием биологических систем, видообразованием, представлявшим разные комбинации уже найденных решений.

Классическая эволюционная теория описывает появление человека как результат эволюционного развития одной из ветвей приматов. Аллан Вильсон (Allan Wilson) в 1967 году показал, что человек, шимпанзе и горилла находятся на одном генетическом расстоянии от орангутана, причем разделение произошло около

9

5 млн лет назад. Нет существенных отличий на внешних или внутренних органах приматов и человека. Считается, что видовое отличие человека, шимпанзе и гориллы, развившихся от общею предшественника, определилось тем, что в ходе естественно­го отбора человек стал прямоходящим, высвободил руки, стал изготавливать орудия, т.е. «труд создал человека».

Между тем. очевидно, что между человеком и генетически ближайшими к нему видами возникло неизмеримо более глубокое различие, сопоставимое по масштабам с самыми революционны­ми предшествующими изменениями в биосфере.

Если человек явился воплощением нового эволюционного шага природы, то в чем он состоял? Анализ показывает, что глав­ное отличие человека от биологических предшественников — это внеопытное мышление, его способность предвидеть. Эволюци­онный смысл новой способности, очевидно, состоял в том, чтобы испытать выживаемость организма не только в прямом столкно­вении его потребностей со средой, но через предвидение дать средство одаренным избегать неблагоприятных ситуаций и тем ввести еще одну возможность в механизм отбора.

Осмысленное поведение присуще высшим животным, но вы­ведение логического следствия из наблюдений — не есть еще предвидение. Большинство поступков в ежедневной жизни чело­век совершает, руководствуясь логикой, опирающейся на непо­средственные наблюдения или опыт, точно так же, как это делают животные. Отличие человека от животного на этом уровне состо­ит лишь в неизмеримо большем объеме и разнообразии опыта.

Принципиальное качественное отличие Homo sapiens, реали­зующее только ему присущий дар предвидения, состоит в спо­собности выводить логические следствия из предшествующих логических заключений. В результате создается образ реально­сти, в котором факты наблюдаемые, а также условия и факты, вводимые воображением, образуют логически связанную карти­ну. Генетически новая способность человека состоит в логической переработке опыта и построении мысленной ситуации, не насту­пившей, но возможной. Создание мысленного образа действий — это способ мышления, имманентно присущий человеку. Во всех

10

случаях, когда надлежит сделать выбор, когда поступок требует решения, человек мыслит посредством создания и перебора мы­сленных ситуаций.

Способность к построению мысленной картины привела к следствиям, не связанным с конкурентным отбором. Человек приобрел способность испытывать в воображаемом мире те же чувства, что и в реальном. Это дало начало искусствам. Пред­ставляя предметы, отсутствующие в реальном мире, человек стал создавать их. Это породило производство. Сравнивая вообража­емые процессы с наблюдаемыми, человек научился понимать и объяснять мир. Возникла наука.

Процесс создания мысленного аналога реальности есть твор­чество. В зависимости от конкретного назначения мысленный образ может иметь характер научной гипотезы, литературной фантазии, политического прогноза, организационного сценария, и т. д. и т. п. Однако в основе всегда лежит способность к предви­дению. Интеллектуальная сила, в конечном счете, определяется глубиной и точностью предвидения.

Способность к предвидению лежит в основе социальной организации. Собственно стремление особей к созданию сооб­ществ — свойство биологическое. Оно наблюдается на всех таксо­номических уровнях: от клеточного — до образования стай живот­ными. Подобно тому, как атомам энергетически выгодно объеди­няться в молекулы, снижая тем самым общий уровень свободной энергии на величину энергии связи, — а стремление к снижению уровня свободной энергии, как утверждает термодинамика, есть общий закон эволюции материи — подобно этому биологиче­ски выгодно объединение особей в сообщества. Возникновение многоклеточных организмов на пути эволюции жизни от про­кариотов к высшим животным — есть результат объединения клеток во все более сложные сообщества. Эта тенденция, в ко­нечном счете, есть биологическое отражение фундаментального закона эволюции материи. При этом между клетками в составе организма достигается изумительная согласованность действий. Многоклеточный организм содержит все признаки управляемых систем: разделение функций, их согласованность, иерархичность

11

и т.д. Эти же признаки присущи сообществам, образованным отдельными особями (стаи животных, птиц, муравейники и т.д.). Отличие лишь в том, что это не биологические организмы, а организмы социальные. Короче говоря, управляемые системы, управляемые сообщества, — не есть нечто, присущее разуму.

Однако эволюционное появление разума, т.е. способности предвидеть, внесло в создание управляемых сообществ и в ор­ганизацию управления совершенно новый элемент. В биоло­гических (не человеческих) сообществах и в доразумный пе­риод развития жизни каждый новый шаг в каждом элементе организации сообщества достигался эмпирически. Неудачное ис­пытание — гибель, поражение, утрата; удачное — в копилку эволюции и опыта. Способность к предвидению сделала воз­можным построение мысленного сценария организации сооб­щества, воображаемого испытания этого сценария в предпола­гаемых ситуациях, совершенствование первоначального плана и выбор его оптимального варианта в зависимости от резуль­татов мысленного эксперимента — все это без мучительного, сопряженного с неизбежными потерями, длительного пути эм­пирического совершенствования организации сообщества. Отсю­да исключительно быстрая эволюция организации человеческого сообщества.

Паскаль сказал: «Предвидеть — значит управлять». Имен­но в человеческом обществе «управлять — значит предвидеть». В стае вожак — наиболее опытная особь. В человеческом обще­стве лидер — личность, наделенная максимальной способностью к предвидению. В человеческом обществе управление методом «проб и ошибок» — наиболее примитивная форма управления, находящаяся, по сути, на уровне биологической организации управления.

Способность к предвидению, будучи свойством разума, т. е. общечеловеческим качеством, в то же время в силу конкретных обстоятельств истории и локальных особенностей существова­ния, в разной степени и форме развилась и проявилась в отдель­ных, порой мало связанных между собой, особенно в древно­сти, человеческих популяциях. Следствием этого явились разные

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Похожие:

Книга посвящена одной из наиболее фундаментальных проблем естествознания проблеме происхождения жизни и законам ее эволюции. Работа представляет собой изло­жение концепции, iconКнига посвящена одной из наиболее фундаментальных проблем естествознания проблеме происхождения жизни и законам ее эволюции. Работа представляет собой изло­жение концепции,
Феномен жизни: между равновесием и нелинейностью. Происхождение и прин­ципы эволюции. — М.: Едиториал урсс, 2006. — 256 с
Книга посвящена одной из наиболее фундаментальных проблем естествознания проблеме происхождения жизни и законам ее эволюции. Работа представляет собой изло­жение концепции, iconИнститут Проблем Экологии и Эволюции им. А. Н. Северцова ран кафедра Биологической Эволюции мгу государственный Дарвиновский музей
Павлов Дмитрий Сергеевич академик, директор Института проблем экологии и эволюции ран
Книга посвящена одной из наиболее фундаментальных проблем естествознания проблеме происхождения жизни и законам ее эволюции. Работа представляет собой изло­жение концепции, iconДанная работа представляет собой научное исследование проблем биологической безопасности в условиях угрозы биотерроризма в современном мире на основе анализа
Бо в террористических целях, механизмов контроля за нераспространением бо, а также основных принципов и механизмов работы системы...
Книга посвящена одной из наиболее фундаментальных проблем естествознания проблеме происхождения жизни и законам ее эволюции. Работа представляет собой изло­жение концепции, iconТермины и понятия по истории России VI-XVII веков Бархатная книга
Книга дает представление о дворянском происхождении фамилий. Так, фамилий великорусских 33%, польско-литовского происхождения (западнорусского)...
Книга посвящена одной из наиболее фундаментальных проблем естествознания проблеме происхождения жизни и законам ее эволюции. Работа представляет собой изло­жение концепции, iconБиблиографический список новых поступлений в библиотеку за период 10. 12. 2011 по 16. 03. 2012 гг
Кожевников Н. Н. Концепции современного естествознания : учебное пособие* / Н. Н. Кожевников, В. С. Данилова. 4-е изд., перераб и...
Книга посвящена одной из наиболее фундаментальных проблем естествознания проблеме происхождения жизни и законам ее эволюции. Работа представляет собой изло­жение концепции, iconТехнология проблемного обучения
Проблемное обучение – это такая организация педагогического процесса, когда ученик систематически включается учителем в поиск решения...
Книга посвящена одной из наиболее фундаментальных проблем естествознания проблеме происхождения жизни и законам ее эволюции. Работа представляет собой изло­жение концепции, iconКнига наш друг
Данное пособие представляет собой интересные по содержанию, разнообразные по тематике разработки классных часов для учащихся 5-8...
Книга посвящена одной из наиболее фундаментальных проблем естествознания проблеме происхождения жизни и законам ее эволюции. Работа представляет собой изло­жение концепции, iconЭкология нефтегазодобывающих комплексов
Состояние окружающей природной среды является одной из наиболее острых социально-экономических проблем, прямо или косвенно затрагивающих...
Книга посвящена одной из наиболее фундаментальных проблем естествознания проблеме происхождения жизни и законам ее эволюции. Работа представляет собой изло­жение концепции, iconКусок хлеба насущного является, был и остается одной из самых важных проблем жизни, источником страданий, иногда удовлетворения, в руках врача могучим
Кусок хлеба насущного является, был и остается одной из самых важных проблем жизни, источником страданий, иногда удовлетворения,...
Книга посвящена одной из наиболее фундаментальных проблем естествознания проблеме происхождения жизни и законам ее эволюции. Работа представляет собой изло­жение концепции, iconЧто представляет собой фгос?
Федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования представляет собой совокупность требований, обязательных...
Разместите кнопку на своём сайте:
Руководства



База данных защищена авторским правом ©do.znate.ru 2012
При копировании укажите ссылку
обратиться к администрации
Руководства
Главная страница